Учения великих учителей Индии > Гаудапада

Гаудапада

Родился: место рождения неизвестно. Принято считать, что Гаудапада жил в VIII в.

Умер: время и место смерти неизвестны.

Основной труд: "Карики (Стихотворный комментарий) к Мандукья-упанишаде".

Главные идеи:

  • Брахман, или высшее "Я", — единственная реальность.
  • Существует три манифестации низшего "я".
  • За пределами этих трёх манифестаций лежит подлинное "Я" (турийя).
  • Мокша, то есть освобождение, — высшая цель человека.
  • Познание и медитация помогают достичь мокши.

 

На дуалистическую интерпретацию упанишад (священных писаний индуизма) Гаудапада (Gaudapada) ответил попыткой монистической интерпретации этих текстов. После составителей упанишад он был первым, кто вернулся к монистической интерпретации и сделал это в систематической и ясной манере.

Даты жизни Гаудапады неизвестны, и некоторые исследователи высказывают сомнение в том, что такой человек вообще существовал. Однако традиция считает Гаудападу парамагуру (paramaguru), то есть учителем учителя, Шанкары. Иначе говоря, согласно традиции, Гаудапада был учителем Говинды или Говиндапады (Govinda, Govindapada), бывшего, в свою очередь, учителем Шанкары. В своём комментарии на карики Гаудапады Шанкара ставит Гаудападе в заслугу возрождение монистической интерпретации упанишад. Если эти утверждения соответствуют действительности, то Гаудапада, вероятнее всего, жил в VIII в.

Оживлённая дискуссия продолжается вокруг вопроса о том, в какой степени Гаудапада испытал влияние буддийской мысли. Он жил в эпоху, когда буддизм преобладал во всей Индии. Поэтому ничуть не удивительно, что он черпает идеи из текстов буддизма махаяны: как у Васубандху (школа виджнянавада), так и у Нагарджуны (школа шуньявада). Из традиции виджнянавады Гаудапада берёт аргументы, чтобы показать нереальность мира. У Нагарджуны Гаудапада заимствует представление о двух уровнях истины, чтобы показать, что с абсолютной точки зрения возникновение не возможно. Он соглашается с Нагарджуной в отрицании каузальности как непременной связи между явлениями. Однако представляется неверным заключать на этом основании, что Гаудапада был тайным буддистом, как это делают некоторые исследователи. Правда, он был отлично знаком с буддийским учением, но принимал лишь те его положения, которые не противоречили его собственным монистическим принципам. Он достаточно вольно толковал идеи буддизма, чтобы они не противоречили учению адвайты.

Согласно ведантистам, самым ранним трактатом по адвайта-веданте, дошедшим до нас, являются "Мандукьякарики" Гаудапады. Кроме карик, Гаудапада написал также комментарий к философии школы санкхья и к Уттара-гите (Uttara-Gita). Трудно сказать, действительно ли Гаудапада составил эти комментарии. Махадеван, крупнейший знаток философии Гаудапады, рассматривает две другие возможности. Во-первых, он считает, что, возможно, было несколько философов с этим именем. Во-вторых, можно предположить, что Гаудападе были приписаны труды других авторов. Нет никаких свидетельств в пользу того, что Гаудапада написал какие-либо иные комментарии, кроме "Мандукьякарик".

КАРИКИ К "МАНДУКЬЯ-УПАНИШАДЕ"

"Мандукья-упанишада" — это одна из десяти основных упанишад. Упанишады представляют собой мировоззренческую систему, объединяющую различные элементы человеческого опыта и мира в единое целое. Такая система основана на одном-единственном принципе, обозначаемом термином Брахман (Brahman). В упанишадах постоянно звучит вопрос: "Познанием чего познаётся всё прочее?" Ответ гласит: "Познанием Брахмана". Далее упанишады утверждают, что фундаментальный всеобщий принцип является также и сущностью личного начала (атман, atman). Таким образом, в упанишадах Брахман открывается в атмане, а атман — в Брахмане.

Гаудапада написал 215 стихов (карик) к Мандукья-упанишаде. Карики Гаудапады состоят из четырёх глав: 1) Агама-пракарана (Agama-prakarana), то есть Глава о священном тексте; 2) Вайтатхья-пракарана (Vaitathya-prakarana), то есть Глава о нереальном; 3) Адвайта-пракарана (Advaita-prakarana), то есть Глава о недвойственности и 4) Алата-шанти-пракарана (Alata-santi-prakarana), то есть Глава об угасании горящих угольев. В первой главе представлен текст Мандукья-упанишады. Здесь Гаудапада пытается показать, что его взгляды на реальность поддерживаются не только священным писанием, но и разумом. Вторая глава излагает аргументы, объясняющие феноменальную природу мира, где проявляется дуальность "имени и формы" ("имя и форма" (нама-рупа, nama-rupa) —устоявшееся в индийской традиции обозначение многообразия видимого мира). В третьей главе утверждается, что истина бессмертна, а все различия возникают из-за майи (maya). Майа скрывает единое и проецирует множественное. Четвёртая глава развивает аргументы в пользу реальности атмана и относительности обыденного восприятия. В частности, в ней Гаудапада пытается путём диалектических рассуждений показать, что каузальность, как и все прочие отношения, относится к сфере неведения.

ПРОЯВЛЕНИЯ ЛИЧНОГО НАЧАЛА

Свои карики Гаудапада начинает с анализа трёх проявлений личностного начала, о которых речь идёт в Мандукья-упанишаде: бодрствование, сон со сновидениями и глубокий сон без сновидений. Одно и то же личностное начало проявляется в трёх состояниях. В состоянии бодрствования личность познаёт внешние объекты. Поскольку при этом личность находится в контакте с внешними объектами, её восприятия грубы. В состоянии сна со сновидениями личностное начало воспринимает впечатления, запечатлевшиеся в уме во время бодрствования. В этом состоянии личность воспринимает образы, и её восприятия тонки. В третьем состоянии глубокого сна без сновидений ум и чувства успокоены. Здесь нет различия ни между субъектом и объектом, ни между объектами. Это недифференцированное состояние: в нём нет ни желаний, ни снов.

За этими тремя состояниями есть ещё одно, представляющее собой истинное личностное начало, личность (как таковую). Мандукья-упанишада называет его просто турийя (turiya), то есть "четвёртое". Это состояние невидимое, не связанное с эмпирическим миром, неописуемое, неопределимое и немыслимое. Это сущность сознания. Однако, по мысли Гаудапады, это состояние не находится за пределами или выше трёх прочих: скорее оно представляет собой ту реальность, проявлениями которой являются эти три состояния. Личное начало не подвержено воздействию этих иллюзорных проявлений. Оно не было рождено; оно недвойственно.

НЕДВОЙСТВЕННОСТЬ И ИЛЛЮЗОРНОСТЬ МИРА

Реальность, как утверждает Гаудапада, недвойственна. Есть лишь одно личное начало. Многообразие "имён и форм", а также внешний мир, воспринимаемый обыденным сознанием, загораживают нам путь к высшей реальности недвойственного духа.

В третьей и четвёртой главах карик Гаудапада пытается показать нереальность внешнего мира, прибегая к аналогии со впечатлениями во сне. Объекты сна нереальны: просыпаясь, человек ясно осознаёт это. Объекты, являющиеся во сне, стоят на одной доске с ошибками восприятия, происходящими в состоянии бодрствования. Так, верёвку можно принять за змею. Однако до тех пор, пока длится это ложное восприятие, оно достаточно сильно, чтобы казаться реальным и нагнать страх на человека, переживающего этот опыт. Таким образом, и бодрствование, и сновидение одинаково реальны с относительной точки зрения и одинаково нереальны с точки зрения истины. Когда занимается заря истинного знания, человек понимает, что змея была лишь иллюзией. Подобным образом впечатления от сновидений реальны до тех пор, пока длится сон. Однако, возвращаясь к состоянию бодрствования, человек осознаёт нереальность объектов, виденных им во сне. Иными словами, всё то, что имеет начало и конец, для Гаудапады нереально. Со своей стороны реальное есть, было и будет. Реальное не подвержено переменам.

Недвойственный дух — единственная реальность, а мир объектов иллюзорен. Если это так, то возникает вопрос: как и почему создаётся мир иллюзорной видимости? По мысли Шанкары, этот мир создаётся майей. Однако в философии Гаудапады слово майа лишено строгих коннотаций: оно используется в нескольких смыслах. Оно выражает 1) необъяснимость связи между атманом и миром; 2) силу природы или Бога и 3) мнимый характер мира.

Гаудапада утверждает, что мир является манифестацией Бога, выражением его могущества. "Господь-Атман вымысливает себя чрез себя самого благодаря собственной майе" (Гаудапада, Мандукья-карики, гл. II). В этом контексте майа означает чудотворную силу Бога; она неотделима от атмана. Майа создаёт мировую иллюзию; майа обусловливает реальность и проецирует её в виде мира явлений. Реальность, обусловленная таким образом, называется Ишварой (Isvara), то есть "Господом", или низшим Брахманом. Бог — это и материальная, и действенная причина мира. В соответствии с этим Гаудапада отвергает пять других объяснений творения: 1) мир — это манифестация искусности Бога; 2) мир — это манифестация воли Бога; 3) мир, как и всё остальное, движется во времени; 4) мир создан для удовольствия Бога и 5) мир существует ради забавы Бога. Гаудапада отвергает все эти возможности, поскольку для него мир представляет собой манифестацию природы Бога.

Объяснение творения, данное выше, не следует понимать так, будто мир реален и реально создан. Главное учение Гаудапады — это аджати-вада (ajativada), то есть "учение о несотворённости". С негативной стороны оно утверждает, что мир явлений никогда не был создан: он лишь кажется созданным. С позитивной стороны это значит, что реальное не может быть создано. Реальное существует само по себе; оно не рождается и не умирает.

ОГРАНИЧЕННАЯ ДУША, ЗАКАБАЛЕНИЕ И ОСВОБОЖДЕНИЕ

Представление о тождестве ограниченной души и Брахмана, восходящее к упанишадам, составляет основу теории личного начала у Гаудапады. Он полагает, что майа повинна в возникновении ложного представления об ограниченности души. Сама по себе она бесконечна и вечна. Однако, поскольку ограниченная душа ошибочно отождествляет себя с объектами, имеющими начало и конец, она начинает восприниматься как множественная. Поэтому превращение единого во множественное нереально. Гаудапада сравнивает атман с абсолютным пространством, а ограниченную душу — с пространством, заключённым, например, в кувшине. Когда кувшин разбивается, ограниченное пространство в нём растворяется в абсолютном пространстве. Абсолютное пространство едино, но его "имена и формы" разнятся в соответствии с налагаемыми на него ограничениями. Схожим образом существует одно абсолютное личное начало. Однако ограничения, налагаемые на него, приводят к тому, что оно кажется множественным. Ограниченная душа и абсолютное личное начало едины, и различия межу ними лишь кажущиеся. Однако с практической точки зрения нам следует рассматривать эти начала как раздельные и различные.

Поскольку личное начало оказывается обманутым благодаря собственному неведению, то устранение неведения приводит к освобождению. Достигая этого, человек осознаёт, что атман — это единственная реальность. Такого рода знание приходит благодаря изучению текстов веданты. Изучение священных писаний, отречение от материальных объектов чувственного восприятия и сильное желание свободы ведут искателя истины в верном направлении.

Гаудапада принимает метод йоги как средство освобождения. Напряжённая медитация помогает искателю истины преодолеть все препятствия, стоящие на пути подлинного знания. Существует четыре основных препятствия подлинному знанию: впадения ума в сон, занятость ума чем-то таким, что не является недвойственным атманом, страсть и удовлетворённость остаточными впечатлениями привязанности. Гаудапада принимает уравнение "Ом = Брахман = Атман", приводимое в Мандукья-упанишаде. Оно означает то, что было, есть и будет. Это непроявленная причина проявленной Вселенной. Всё это Брахман, звуковым символом которого является слог "ом", или "аум". Итак, если говорить о медитации, то медитацию на слог ом следует признать самой важной и плодотворной. Когда ум не впадает в сон и сосредоточивается на недвойственном атмане, освобождается от страстей и привязанностей, то человек становится Брахманом. Это состояние блаженства, в котором существует лишь атман. Это состояние, в котором нет ни скорби, ни страха, ни множественности, ни возврата к эмпирическому существованию. Чары майи развеяны, и личность преодолевает свою ограниченность.

В этой связи не следует терять из виду тот факт, что, поскольку для Гаудапады весь мир множественности — всего лишь видимость, и ничто в действительности не возникает, то закабаление и освобождение имеют смысл только с точки зрения мира явления. По мысли Гаудапады, мир представляет собой лишь кажущееся распыление единого во многое. Это только смена формы, а не подлинное преображение. Явленный мир множественности "имён и форм" — это иллюзорная видимость. Атман никогда не становится закабаленным; он лишь кажется закабаленным. Каким-то образом истина оказалась сокрыта неведением. Снятие покрова неведения помогает человеку осознать то, что было всегда.

Интерпретация священного писания, данная Гаудападой, стала поворотным пунктом в истории индийской философии. Он революционизировал веданту, введя в неё теорию иллюзорности и заявив, что именно недвойственность составляет основной смысл упанишад. Он был первым философом, систематически изложившим положения адвайта-веданты. Тот факт, что Шанкара чувствовал необходимость написать комментарий к Карикам Гаудапады, свидетельствует о значительности их автора. Гаудапада был великим наставником адвайты, и, без сомнения, Шанкара следовал ему.

Бина Гупта
Rambler's Top100
© 2008-2017 Бхаратия.ру
Использование материалов сайта возможно при условии ссылки на него.