Учения великих учителей Индии > Кумарила Бхатта

Кумарила Бхатта

Родился: предположительно во второй половине VII в.

Умер: около 700 г.

Основные труды: "Шлока-вартика" [толкование на принадлежащий Шабаре Комментарий к Миманса-сутрам Джаймини / книга I, глава1/]; "Тантра-вартика" (то есть Толкование на священную науку) [толкование на принадлежащий Шабаре Комментарий к Миманса-сутрам Джаймини /книга I, главы 2-4; книги II и III/]; Туптика [толкование на принадлежащий Шабаре Комментарий к Миманса-сутрам Джаймини / книга I, главы 2-4; книги IV-IX/].

Главные идеи:

  • Существует шесть источников достоверного познания: восприятие, умозаключение, словесное свидетельство, аналогия, презумпция и невосприятие.
  • Веды— единственный случай словесного свидетельства в строгом смысле.
  • Веды учат дхарме (предписанным религиозным обрядам).
  • Религиозные обряды, предписанные в Ведах, не могли быть познаны каким-либо иным путём.
  • Предписанные обряды — высшее благо человека.
  • В Ведах не содержится никаких сведений об истории, фактической реальности и эмпирическом знании.
  • У Вед нет автора, будь то человек или божество: их слова вечны и предшествуют тому, что они обозначают.
  • Нет никакого противоречия между религиозными обрядами, предписанными в Ведах, и восприятием или умозаключением.
  • Мир реален и вечен; у него нет творца, и он переживает периодические творения и разрушения.
  • Существует множество индивидуальных душ.
  • Освобождение от цикла смертей и рождений — это расторжение связи отдельной души с эмпирическим миром, осуществляемой через тело.

Индуистская школа пурва-миманса, то есть "Первое исследование Вед", является одновременно и самым бескомпромиссным выражением приверженности к Ведам, свойственной ортодоксальному индуизму, и наиболее уникальной с западной точки зрения школой индийской религиозной и философской мысли. Основные положения её учения содержатся в Пурва-миманса-сутрах Джаймини (первая четверть I в.), прокомментированных Шабарой, жившим веком позже Джаймини. Однако величайшим мыслителем этой школы — а может быть, и всего ортодоксального индуизма — был Кумарила Бхатта (Kumarila Bhatta), живший в VII в. и составивший толкования на Комментарий Джаймини к Мимансасутрам Шабары.

О жизни Кумарилы Бхатты известно немногое, хотя он и фигурирует в отдельных эпизодах биографий Шанкары, составленных уже в XIV—XV вв. Многие из аргументов Кумарилы призваны отразить буддийскую критику индуистской системы жертвоприношений, а его доводы в пользу Вед, видимо способствовали постепенному упадку буддизма в Индии во второй половине I тыс. Его учение повлияло также на другие ортодоксальные школы индуизма, основанные на Ведах, главным образом на адвайта-веданту, хотя адвайта и развивала своё учение в оппозиции с Кумарилой.

ВЕДЫ КАК СРЕДСТВО ОСВОБОЖДЕНИЯ

Суть учения пурва-мимансы в трактовке Кумарилы Бхатты состоит в том, что Веды представляют собой авторитетный источник освобождающего знания, а обряды, предписанные Ведами, являются средством освобождения. Всё прочее лишь обосновывает эти два положения. Согласно Кумариле, существует шесть источников достоверного познания: восприятие, умозаключение, словесное свидетельство, аналогия, презумпция и невосприятие. Первые четыре из них согласуются с учением школы ньяя-вайшешика, а вот ещё два — презумпция и невосприятие — являются уникальной чертой учения Кумарилы и его школы. Каждое из этих средств достоверного познания занимает своё место в жизни человека, но высшим его средством является словесное свидетельство (шабда, sabda).

Первостепенным и единственным примером словесного свидетельства в самом подлинном смысле слова являются Веды. Согласно Кумариле, они не были созданы людьми. Ни один человек не упоминается как их сочинитель, и никто из людей не может назвать никого, кто был бы объявлен их автором. Не сочинены Веды и Богом. Кумарила Бхатта не видел необходимости в предположении о существовании Бога, поскольку Веды вечны; вечное писание не нуждается ни в авторе, ни в причине. Поскольку Вселенная тоже вечна, то нет нужды и в Боге как в Творце, поскольку всё объясняется на основе действия закона каузальности.

Кумарила Бхатта отстаивает вечность Вед посредством своей теории "слова". Связь между словом и его значением является неразрывной и вечной. Кумарила говорит здесь именно о словах санскрита, совершенного и образцового языка. Звуки, составляющие слова, не имеют частей. Они вездесущи и вечны, поскольку существуют на уровне, превышающем уровень их звукового воплощения, почти как платоновские идеи. То, что обозначают слова, складывающиеся из звуков, является универсальным. Поскольку универсалии вечны, то и связь между словами и их универсальным значением также вечна.

Однако, по мнению Кумарилы, не все сочетания слов существуют извечно и не все произведения словесности являются достоверным словесным свидетельством, но лишь те, у которых не было автора. Вечное существование слов является лишь негативным условием для утверждения о том, что Веды вечны. Поэтому тот факт, что Веды состоят из слов, которые надлежит озвучивать исполнителям, не может послужить доводом против вечности Вед. Особое расположение слов в Ведах — это то, что утверждается как вечное. Это расположение не было создано ни человеческим, ни божественным разумением. Подобно христианским и мусульманским богословам, Кумарила (хотя он-то как раз и не постулирует бытия Божия) полагает, что знание, обретённое через единственное в своём роде средство, то есть через словесное свидетельство, является самоочевидным, то есть подтверждает само себя. Истина, передаваемая этим средством познания, является истиной потому, что она исходит из истинного средства познания. Здесь нет ни голословных утверждений, ни риторического увиливания от сути дела.

Согласно Кумариле, всякое знание, достигаемое шестью средствами познания, по своей природе подтверждает само себя, каждое в своей сфере, не перекрываясь друг с другом. Все сомнения или изъяны во всякой форме знания являются внешними и акцидентными по отношению к изначальной и соприродной ему истинности. Изначальная истинность словесного свидетельства в этом случае действительно может быть затуманена, но только благодаря внешним обстоятельствам, таким, как зависимость от воли живых существ, способных обманывать и обманываться.

Пурва-миманса в изложении Джаймини и Кумарилы как раз и ставит перед собой задачу почерпнуть из Вед истину и достоверное знание через правильную интерпретацию, то есть очистить Веды от ложной интерпретации, совершаемой человеческим разумом. Веды безличны и существуют вечно, а потому способны выражать трансцендентные истины, причём к этому способны только они, так как не затронуты авторством. Если бы человек или Бог были авторами Вед, то они могли бы обмануться относительно высшего блага человека. Поэтому Веды безупречны в своём роде как средство познания.

ПРЕДПИСАННЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБРЯДЫ

Словесное свидетельство Вед не может войти в противоречие с тем или иным достоверным средством познания — таким, как восприятие или умозаключение, — поскольку в Ведах говорится лишь о том, что находится за пределами того, что можно воспринять или обнаружить с помощью умозаключения. Поэтому Веды нуждаются в верной трактовке. Основное содержание Вед — это дхарма (dharma), то есть предписанные религиозные обряды. Кумарила не говорит здесь об этике; иным путём было бы невозможно узнать предписанные религиозные обряды. По словам Кумарилы, "в Ведах не содержится утверждений". Поскольку Веды принадлежат к тому уровню существования, который предшествует всем историческим или эмпирическим феноменам, то в них содержатся лишь предписания, целью которых является высшее благо человека. В Ведах нет ни слова об исторических фактах или эмпирических предметах. Поскольку Веды не учат ничему из того, что может быть воспринято или выведено через умозаключение, то они не могут войти в противоречие с такими средствами познания, как восприятие или умозаключение.

Основная черта Вед — это предписание, будь оно позитивным или негативным. Пурва-миманса и Кумарила учат герменевтическим методам, интерпретирующим все те пассажи из Вед, которые не являются предписаниями или всего лишь дополняют предписания. Так, центральной частью Вед являются брахманы (brahmana), а не упанишады, как учит веданта. Цель этого уникального учения о словесном свидетельстве, то есть об Откровении, — описание не того, что есть, а скорее того, что следует совершить.

Есть некоторые виды предписаний, не создающие благой кармы, однако, если их не исполнить, они создадут дурную карму. Более важны такие предписания, которые не создают дурной кармы, если их не исполнить, но накапливают заслуги, будучи исполнены.

Возникает вопрос: как может такое действие, как жертвоприношение, которое заканчивается по своём завершении, повлиять на будущее событие, такое, как освобождение от цикла рождений и смертей? Для решения этого вопроса в пурва-мимансе используется понятие апурва (apurva), то есть незримая внутренняя сила. Апурва превосходит и преодолевает временную дистанцию между моментом завершения жертвоприношения и часом накопления заслуг. Каждый отдельный акт, из которых состоит сложное жертвоприношение, производит свой отдельный результат, или частичную апурву (bhaga-apurva), а затем эти частичные результаты складываются и образуют совокупную апурву (samahara-apurva), на достижение которой и было направлено всё жертвоприношение. Школа Кумарилы, в противоположность соперничающей с ней школе пурва-мимансы Прабхакары (Prabhakara), учит о том, что предписанные религиозные обряды согласуются с естественными желаниями отдельного человека. Данное в Ведах знание о том, что совершение жертвоприношений приведёт к личному освобождению от цикла смертей и рождений, — это средство исполнения человеческих желаний. Можно предположить, что в древней пурва-мимансе целью было достижение блаженства и счастья на небесах (сварга, svarga) ведийской религии. Однако для Кумарилы высшей целью человека является достижение освобождения. Его можно достичь лишь совершением предписанных жертвоприношений:

У тех, кто постиг подлинную природу души, все прошлые кармы развеиваются благодаря этому переживанию; и поскольку не остаётся никаких кармических образований, которые нужно было бы устранить, не возникает и нового тела.

Таким образом, Кумарила не оставляет места религиозной практике санньясы, то есть отречения от предписанных религиозных обрядов. Освобождение, окончательное избавление души от страданий жизни (достигаемое душой, не образующей связи с новым телом) происходит через предписанные жертвоприношения. Не без некоторой двусмысленности Кумарила утверждает, что сущность освобождения заключается в обретении состояния свободы души от страдания, что не предполагает переживания блаженства. Это положение пурва-мимансы оказало влияние на развитие адвайта-веданты Шанкары, жившего поколением позже Кумарилы. В XV и XVI вв. некоторые последователи школы Кумарилы, подпав под влияние теизма, заявляли, что освобождение сопровождается переживанием блаженства. Кроме того, Кумарила в противоположность адвайте считает, что существует множество душ. Освобождение не приводит к единению с Брахманом, то есть с высшей реальностью.

Учение пурва-мимансы, изложенное Кумарилой, использует могущественные средства логики и интерпретации, чтобы свести широкое разнообразие Вед к простому тезису: главным учением Вед является дхарма, то есть предписанные религиозные обряды. Чтобы достичь этой цели, учение пурва-мимансы должно было исповедовать беспощадный реализм в эпистемологии. Только так оно могло противостоять буддийскому идеализму и сохранить ортодоксальный индуизм. Жертвоприношение должно оказывать действие не на идеальном, а на реальном уровне. Поскольку практика дхармы, предписанная в Ведах, может принести человеку освобождение от цикла смертей и рождений, то понятие Бога является всего лишь необязательной гипотезой. Таким образом, сам Кумарила и последователи его школы пурва-мимансы были исконными прагматиками. Посредством философских рассуждений и толкований они поместили дхарму в строго определённую и предписанную область, лежащую за пределами философской пытливости и вопрошания. Обширная сфера человеческой жизни была при этом объявлена "мирской".

Учение Кумарилы Бхатты оказало глубокое влияние на дальнейшее развитие индийской мысли. Поколением позже великий Шанкара произведёт широкую переоценку учения пурва-мимансы о дхарме и поставит ведийские предписания рангом ниже великих речений упанишад, истолковав их в духе недуалистической метафизики. Однако вряд ли есть основания подозревать Шанкару в том, что он был тайным буддистом — и, возможно, это обстоит так именно благодаря Кумариле.

Дэниэл П. Шеридан
Rambler's Top100
© 2008-2017 Бхаратия.ру
Использование материалов сайта возможно при условии ссылки на него.