Учения великих учителей Индии > Виджнянабхикшу

Виджнянабхикшу

Родился: жил примерно в 1550—1600 гг.

Умер: возможно, в начале XVII в.

Основные труды: "Виджняна-амрита-бхашья", то есть "Комментарий под названием "Нектар знания" [Комментарий к Брахма-сутрам Бадараяны]; "Ишвара-гита-бхашья", то есть "Комментарий к Бхагавадгите"; "Санкхья-сара", то есть "Суть Санкхьи"; "Санкхья-сутра-бхашья", то есть "Комментарий к Санкхья-сутрам" [Капилы]; "Йога-сара-санграха", то есть "Собрание о сути йоги"; "Йога-бхашья-варттика", то есть "Толкование на Комментарий [Вьясы] к Йога-сутре".

Главные идеи:

  • Полная истина заключается в синтезе истин всех отдельных школ.
  • Каждая из школ индийской мысли безошибочно истинна в своих центральных положениях, тогда как во второстепенных она не свободна от ошибок.
  • Брахман, или Бог (Ишвара), — это высшая истина и реальность; Духи (пуруша) и Первоматерия (пракрити) — это проявление внутренних сил Брахмана.
  • Реальность Брахмана доказывается йогическим восприятием и умозаключением, а также словесным свидетельством священных текстов.
  • Природа Брахмана — чистое сознание.
  • Брахман — внутренний управитель (антар-йамин) множества Духов и Первоматерии, но Его не следует отождествлять с Духами.
  • Брахман и множество Духов недвойственны (адвайта), — то есть едины —поскольку они принадлежат к одному и тому же классу, ибо для них характерно чистое сознание.
  • Мир, развивающийся из Первоматерии, не иллюзорен, поскольку Первоматерия, как и Брахман, вечна и реальна.
  • Средство освобождения состоит в аскетической практике йоги.
  • Освобождение достигается, когда Дух отличает своё собственное существование как чистое сознание от производных первоматерии.

Во второй половине XVI в., когда веданта, толкующая упанишады, находилась на вершине своего авторитета, а великие теистические движения бхакти (bhakti), то есть преданной любви к Богу, достигли высшей точки своего развития, Виджнянабхикшу (Vijnanabhiksu), живший примерно в 1550—1600 гг., исповедовал согласие истин всех школ ортодоксального индуизма.

Под именем веданты, получившей новое дыхание от обращения к своим истокам в упанишадах и Ведах, Виджнянабхикшу свёл воедино веданту, санкхью и йогу в общую теистическую систему, получившую название авибхага-адвайты (avibhaga-advaita), то есть "недвойственности неразличённого". Этот своеобразный синтез веданты, йоги и санкхьи основывался на столь монументальных комментариях, подобных которым в Индии не появлялось с IX в. н.э., когда Вачаспатимишра писал свои разносторонние трактаты об адвайте, ньяе, пурвамимансе, санкхье и йоге. Однако Вачаспатимишра комментировал каждую из этих систем мысли ради независимого, почти академического исследования, тогда как Виджнянабхикшу свёл указанные три школы и их священные тексты в гармоничный синтез, полагая, что каждая из них по отдельности не может заключать в себе всей истины целиком.

Принцип интерпретирующего синтеза, которого придерживался Виджнянабхикшу, заключается в том, что каждая из ортодоксальных школ мысли истинна в своих основных положениях, но её второстепенные положения нуждаются в уточнении. Поскольку школы ортодоксального индуизма основывались на упанишадах и Ведах, то Виджнянабхикшу рассудил, что санкхья и йога являются ортодоксальными школами, поскольку они тоже основаны на священных текстах. Как он сам заявлял:

"Из этого я заключаю, что ни одна ортодоксальная система не лишена авторитетности и не является противоречивой, поскольку все они, каждая в своей сфере, неотменимы и вполне согласуются друг с другом".

Таким образом, Виджнянабхикшу можно считать первым индуистом в современном смысле слова.

Чтобы осуществить этот синтез, Виджнянабхикшу резко критикует абсолютную недвойственность (кевала-адвайта, kevaladvaita) Шанкары и его последователей. Он никогда не упускает возможности обрушиться на них как на тайных буддистов и "демонических предателей" ведийской традиции. Вместо "превратного" толкования "Брахма-сутр" Бадараяной, который вычитывал в них доказательства абсолютной недвойственности, Виджнянабхикшу толкует их в свете дуализма первоматерии (пракрити) и духов (пуруши), то есть следуя учению санкхьи. В тоже время этот дуализм входит составной частью в более высокую недвойственность Высшей Реальности (Брахмана), понимаемой как Господь (Ишвара, Isvara): такова истина веданты. Освобождение духов от загрязняющей их связи и смешения с производными первоматерии достигается практикой йоги: такова истина йоги.

Первоматерия и духи извечно отличны друг от друга, но в то же время они являются исконными силами, восходящими к одной и той же фундаментальной причине (адхиштхана карана, adhisthana karana): к недвойственному Брахману, или чистому сознанию. Это уникальный вид трансцендентальных отношений, в которых следствия, то есть первоматерия и духи, существуют в своей причине, то есть в Брахмане, таким образом, что следствие реально только в своём основании, причём это основание само отнюдь не является следствием, но лишь причиной. Виджнянабхикшу объединил дуализм санкхьи и недвойственность веданты в "недвойственность неразличённого" (авибхага-адвайта, avibhagadvaita). Таким образом, его веданта, как и ведантистские интерпретации Нимбарки (Nimbarka), Рамануджи и Дживы Госвами, основана на различии-в-тождестве или тождестве-в-различии. Однако Виджнянабхикшу отличается от них тем, что подчёркивает важность йоги как средства освобождения.

Существование высшей Реальности, то есть Бога, может быть доказано йогическим восприятием, умозаключением и словесным свидетельством священных текстов. Виджнянабхикшу цитирует традиционное высказывание:

"О Нём следует слушать из слов Откровения, думать посредством логического рассуждения; когда мысль о Нём установлена, его нужно непрерывно созерцать в медитации — вот средства, вызывающие видение Атмана". Под словами "Его нужно непрерывно созерцать в медитации" следует понимать "методами йогической науки".

Для Виджнянабхикшу важнейшим средством доказательства является йогическое восприятие, но значительную роль играет также и обширный корпус священных текстов: он обильно цитирует пуранические и эпические тексты в подтверждение своего учения и своих комментариев. Эти священные тексты рассматривают Брахмана как активного Бога в личной форме.

БРАХМАН КАК ЧИСТОЕ СОЗНАНИЕ

Природа Брахмана — чистое сознание. По мысли Виджнянабхикшу, Брахман не имеет таких качеств, как бытие, знание и блаженство, которые приписываются Ему адвайтой. Брахман— это основа и опора первоматерии и духов, а также их внутренний управитель (антар-йамин, antaryami). Духи находятся в таком же отношении к Брахману, как сыновья — к своему отцу или как искры — к пламени. Когда в священных писаниях говорится о тождестве, то, согласно интерпретации Виджнянабхикшу, речь идёт о форме неразличённости, возникающей в силу того, что природой и Брахмана, и духов является чистое сознание, то есть они входят в класс существ, состоящих из чистого сознания. Виджнянабхикшу утверждает:

"Поэтому можно с уверенностью говорить, что Брахман и духи, относящиеся друг к другу как часть и целое, по сути, представляют собой только чистое сознание. Таково окончательное учение веданты".

Таким образом, тождество, провозглашаемое в "недвойственности неразличённого", больше напоминает сходство, нежели абсолютно нераздельное тождество бытия. При этом духи являются деятельными, ибо таково свойство Брахмана.

В процессе творения и разрушения Вселенной Брахман объединяется со столь же вечной, как и Он, реальностью, называемой майей (maya), представляющей собой творческую силу и не являющейся ни иллюзией, ни неведением, как считается в адвайта-веданте. Творческая сила — это производное первоматерии, состоящее в отношении различия-в-тождестве (бхеда-абхеда, bhedabheda) к Брахману. Тем самым Брахман является отдалённой материальной причиной Вселенной. Сотворённая физическая Вселенная — результат активной и добровольной деятельности Брахмана. Она возникает при объединении первоматерии с духами. В силу схожего, но всё же иного ограничения чистого бытия Брахмана Он является также и движущей причиной Вселенной.

Виджнянабхикшу полагает, что существует множество пуруш (purusa), то есть духов. (Понятие "пуруша", используемое в системе Виджнянабхикшу, восходит к школе санкхья и отличается от представления о дживе (jiva), то есть индивидуальной душе, развиваемого ведантой. В отличие от дживы, представляющей собой лишь иллюзорное проявление Брахмана, пуруша в санкхье трактуется как вполне реальное и всепронизывающее личное начало.) Это положение он отстаивает по нескольким причинам. Например, когда один человек достигает освобождения, почему не освобождаются все остальные? Причина этого должна заключатся в том, что каждый дух отделен и неповторим, и поэтому должно существовать множество духов. За поколение до Декарта Виджнянабхикшу формулирует изречение "Cogito ergo sum" ("Я мыслю, следовательно, существую"). Он утверждает: "Мысль "Я знаю" — это основное доказательство существования Духа, поскольку ни одно средство познания не может этому противоречить".

Как и йога Патанджали (Patanjali), и санкхья Ишваракришны, Виджнянабхикшу считает корнем закабаления неведение, то есть действующую на каждый дух иллюзию, возникающую из-за смешения чистого сознания духа с производными первоматерии. Поскольку первоматерия извечно коренится в Брахмане, то физическая и психоментальная вселенные, развивающиеся из неё, не могут быть иллюзией: они реальны. Поскольку духи тоже являются вечными частями Брахмана, то ошибочное понимание стоящей за ними реальности чистого сознания также является реальным, хотя причина этого ошибочного понимания восходит к производным первоматерии.

ОСВОБОЖДЕНИЕ И ВЕРНОЕ ПОЗНАНИЕ

Освобождение — это достигнутое духом состояние чистого сознания, подобное состоянию чистого сознания Бога. Практическим средством достижения этого состояния является верное познание. Однако, как подлинный йогин, Виджнянабхикшу учит о том, что верное познание заключается в йогической дисциплине, приводящей к состоянию асампраджнята (asamprajnata), то есть "бессознательного", или "непознающего", сосредоточения — высшего йогического состояния, при котором интеллект, вышедший из первоматерии, снова возвращается в неё, вследствие чего дух больше не загрязняется производными первоматерии. После этого отдельный дух вступает, совершенно и полностью обособленный, в свое исконное состояние чистого сознания, свободного от всякого содержания и всяких интенций.

В состоянии освобождения дух вечно обособлен, но в то же время существует вместе с Брахманом, которому дух по своей природе подобен, то есть неотличен от него, поскольку Брахман является и материальной, и движущей причиной духа.

По мысли Виджнянабхикшу, высшая цель человеческой жизни — состояние обособления (кайвалья, kaivalya). В этом состоянии прекращается если не само страдание, то по крайней мере переживание страдания. Страдание реально существует в мире. Поскольку мир реален и продолжает существовать, то даже в том случае, когда отдельный дух достигает освобождения, страдание само по себе не исчезает. Виджнянабхикшу полагает, что можно достичь освобождения при жизни, когда индивидуальный дух, даже ещё будучи воплощён, перестаёт ощущать страдание и потому освобождается ещё при жизни тела. Высшее состояние освобождения не имеет ничего общего с радостью, поскольку способность испытывать радость является производным первоматерии, от которой дух отделяется, достигнув освобождения. Освобождение — состояние отделённости от первоматерии, а не единения с Брахманом. Относительно многочисленных священных текстов, где говорится о радости, Виджнянабхикшу замечает следующее:

"Учитывая то, что природа Брахмана не имеет ничего общего с радостью, целый ряд текстов, сообщающих о переживании радости в момент освобождения, следует понимать фигурально, в смысле прекращения страданий".

Осуществлённый Виджнянабхикшу в XVI в. ведантистский синтез санкхьи и йоги находится на пороге современного индуизма и неоведантизма. Этот синтез явился следствием внутренней динамики индуизма, а не внешних влияний на него. Виджнянабхикшу спас веданту от скрытого буддизма шанкаровской адвайты и отвёл санкхье и йоге место в рамках веданты. Традиционный атеизм санкхьи у него толкуется в духе теизма поздней веданты. В оправдание этому Виджнянабхикшу утверждает, что отсутствие Бога в древних текстах вполне объяснимо и приемлемо, поскольку даже его собственное учение не находит места Богу в достижении освобождения, ибо дух сам освобождает себя посредством йогической дисциплины. Роль Бога скорее метафизическая и космологическая, чем сотериологическая. Бог — причина объединения первоматерии с духами. Как ни странно, Бог оказывается источником затруднений, поскольку Он вызвал к жизни Вселенную, тогда как выход из них достигается самостоятельным йогическим усилием человека.

Дэниэл П. Шеридан
Rambler's Top100
© 2008-2017 Бхаратия.ру
Использование материалов сайта возможно при условии ссылки на него.