Индия > Махабхарата * — Глоссарий Страница 1 2 3 4

 

Махабхарата книга четвертая Виратапарва или книга о Вирате

СКАЗАНИЕ О ЦАРСТВЕ ВИРАТЫ

Глава 1

Джанамеджая*  сказал:
Как жили мои предки, оставаясь неузнанными, в городе (царя) Вираты*, мучимые страхом перед Дурьйодханой?*

Вайшампаяна* сказал:
Получив таким образом дары от (бога) Дхармы*, Юдхиштхира*, лучший из блюстителей закона, возвратился в свою обитель и поведал обо всем случившемся брахманам*. И рассказав им обо всем том, он отдал жрецу (хранителю священного огня) две деревянные дощечки (для добывания огня). Тогда благородный царь Юдхиштхира, сын (6ога) Дхармы, собрав вместе всех своих младших братьев и обратившись к ним, о потомок Бхараты*, так сказал: «Изгнанные из царства, мы (провели) эти двенадцать лет* (в дремучем лесу). И вот наступил тяжелый тринадцатый (год), который предстоит (нам) прожить с великими тяготами. Поэтому, о Арджуна,* сын Кунти,* выбери такое место получше, где мы могли бы прожить это время, оставаясь неузнанными нашими врагами».

Арджуна сказал:
Именно благодаря дару*, пожалованному Дхармой, о владыка людей, мы будем странствовать неузнанными среди людей, о бык из рода Бхараты! Все же для (нашего) жительства я назову некоторые страны, прекрасные и уединенные; ты же избери какую-нибудь из них. Вокруг (владений) кауравов* находятся прекрасные страны, богатые пропитанием и населенные такими народностями, как панчалы*, чеди и матсьи, шурасены* и патаччары, дашарны* и Навараштра,* маллы*, шальвы и югандхары. Какая из них, о царь, понравится тебе для нашего поселения, чтобы мы могли прожить там этот год, о царь царей?

Юдхиштхира сказал:
Это именно так, о могучерукий! Как сказал великий владыка, властитель* всех существ, так оно и (будет) и никак не иначе. И несомненно все мы, посоветовавшись совместно, должны найти место для жилья, прекрасное, благоприятное и спокойное, где нам не (угрожала бы) никакая опасность. Царь матсьев, престарелый Вирата, могуч, справедлив и щедр, владеет огромным богатством, и он сможет защитить пандавов*. В столице Вираты, о сын мой, неся при нем службу, мы проведем этот год, о потомок Бхараты! Какую работу каждый из вас в отдельности для него сможет выполнять, пусть каждый из нас скажет, о потомки рода Куру!*

Арджуна сказал:
О бог среди людей, каким образом ты будешь нести службу в царстве Вираты и каким делом ты будешь заниматься у того царя, о благочестивый? Ты мягок, щедр, скромен, справедлив и отличаешься подлинной отвагой. Столь удрученный лишениями, о царь, что ты будешь делать, о пандава? Не (для тебя), о царь, невзгоды, какие испытывает простой смертный! Встретившись с таким ужасным бедствием, как ты сможешь перенести его?

Юдхиштхира сказал:
Слушайте, о потомки рода Куру, какую службу я буду нести, явившись к царю Вирате, быку среди людей. Я стану придворным того благородного царя, выдавая себя за брахмана по имени Канка,* искусного в метании костей любителя этой игры. Я буду бросать сделанные из камня вайдурья,* золота и слоновой кости красивые игральные кости — черные и красные, с нанесенными очками (на них), из драгоценного камня джьйотираса.* «Я прежде был близким другом Юдхиштхиры», — так я скажу царю, если он спросит меня. Итак, я рассказал вам о том, как я буду жить (при дворе царя Вираты). О Врикодара,* а ты каким делом будешь заниматься у Вираты?

Так гласит глава первая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 2

Бхима* сказал:
Я предстану перед царем Виратой,  выдавая себя за надзирающего за царской кухней по имени Баллава,* — таково мое намерение. Я буду приготовлять для него соусы, ибо я искусен в кухонном деле. Даже хорошо обученных (поваров), которые прежде приготовляли приправы, я превзойду, угождая этим (царю). Я буду также приносить огромные вязанки дров. При виде столь необыкновенного моего старания царь будет доволен. И если мне будет поручено, о царь, укрощение сильных слонов и могучих быков, я даже их буду укрощать. И если какие-нибудь борцы захотят состязаться со мной на сборищах, я буду их побеждать к великой радости царя. Но, сражаясь с ними, я никого не буду лишать жизни. Я буду стараться так повалить их, чтобы это не приводило их к погибели. «Я был поваром, мясником, изготовителем соусов и борцом у Юдхиштхиры», — так я скажу, если спросят меня (об этом). Я буду поступать так, чтобы уберечься, о владыка народов! Так я намереваюсь жить там.

Юдхиштхира скаэал:
А какую обязанность будет выполнять этот могучий потомок рода Куру, лучший из мужей, могучерукий и непобедимый сын Кунти Дхананджая,* к которому вместе с Дашархой* некогда, желая сжечь лес Кхандаву,* явился Агни* в облике брахмана? Что будет делать он, лучший из противоборствующих (врагу), по имени Арджуна, который, приблизившись к тому лесу, ублаготворил Паваку,* после того как победил на одной-единственной колеснице Индру* и убил (множество) змей и ракшасов? Как солнце — лучшее из (светил), дающих тепло, как брахман — наилучший из двуногих, как очковая змея (первейшая) среди змей и как огонь — лучше всего, содержащего жар, как громовая стрела — лучшая из всех видов оружия и как горбатый бык — наилучший среди быков, как океан — наилучший из водоемов, как дождевое облако — наилучшее из облаков, как Дхритараштра* — лучший среди змеев-нагов,* а Айравата* — среди слонов, как сын — первейший из любимых, а жена — лучше всех друзей, как все они превосходны, каждый в своем роде, о Врикодара, так и юный Гудакеша* — превосходнейший среди всех стрелков из лука! Что же будет делать тот, кто сам не уступает Индре и Васудеве,* этот обладатель лука гандива* — Бибхатсу,* мчащийся на белых конях, о потомок Бхараты? Прожив, пять лет в чертогах Тысячеглазого,* этот герой в божественном облике добыл все виды небесного оружия. Это тот, кого я считаю двенадцатым Рудрой* и тринадцатым среди Адитьев,* тот, чьи руки соразмерны и длинны, с кожей, загрубевшей от ударов тетивы, и у кого на правой и левой (руках) образовался рубец, похожий на горб у быков. Как Химаван* среди гор, как океан среди рек, как Шакра* среди тридцати (богов),* как Уноситель жертв* среди (всех) Васу,* как тигр среди зверей, как Гаруда* среди пернатых, так и Арджуна — наилучший среди тех, кто снаряжается (на битву), — что же будет делать он?

Арджуна сказал:
Я намереваюсь (выдавать себя) за человека среднего пола,* о  владыка земли! Ведь в самом деле, о царь, глубокие (следы) от ударов тетивы (на руках) у меня трудно скрыть! Нося в ушах сверкающие огнем серьги и отрастив на голове косу, о царь, я (возьму себе) имя Бриханнада.* Под видом женщины, рассказывая предания, я буду все снова и снова услаждать владыку земли и других людей, обитающих в царском тереме. Я буду обучать женщин во дворце Вираты, о царь, разнообразным пляскам и  игре на различных музыкальных инструментах. Рассказывая о многочисленных выдающихся подвигах, совершаемых людьми, я буду, о Каунтея,* скрываться путем обмана. «Я была служанкой Драупади* в доме Юдхиштхиры», — скажу я, будучи спрошен царем, о потомок Бхараты! Таким образом, скрываясь, как Наль,* под чужим видом, я буду, о царь царей, спокойно жить во дворце Вираты.

Так гласит глава вторая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 3

Юдхиштхира сказал:
Каким делом, о Накула,* будешь заниматься ты, о сын мой, нежный и храбрый, миловидный и достойный (жить в) роскоши?

Накула сказал:
Я сделаюсь конюшим царя Вираты, ибо это занятие весьма приятно для меня, и буду носить имя Грантхика.* Я опытен в обучении коней, а также в их лечении, и я всегда любил коней, как и ты, о царь кауравов! А тем людям в городе Вираты, которые обратятся ко мне, я так и скажу о том, как буду жить там.

Юдхиштхира сказал:
О Сахадева,* а как ты будешь жить при (дворе) того (царя)? Каким делом, о сын мой, ты будешь заниматься, скрывая свое (подлинное имя)?

Сахадева сказал:
Я буду присматривать за скотом царя Вираты, ибо я опытен в его укрощении и доении, а также в искусстве вести счет скоту. Да будет тебе слава! Известный под именем Тантипала,* я буду искусно исполнять (свою работу), и да рассеется тревога твоего сердца! Ведь прежде ты постоянно поручал мне (смотреть) за скотом, и я стал искусен в этом деле, о владыка людей! Нрав и поведение скота, а также благоприятные и (дурные) признаки — все это хорошо известно мне, о владыка земли! Я могу распознавать, о царь, также быков, обладающих высокими достоинствами; понюхав их мочу, даже бесплодная корова (равно как и женщина) способна зачать. Так я буду жить в это время, ибо от этого я всегда буду испытывать удовольствие. И никто чужой не распознает меня; да понравится это тебе, о царь!

Юдхиштхира сказал:
А эта наша любимая супруга, которая нам дороже самой жизни, — мы должны ее беречь, как мать, и чтить, как старшую сестру. Какое же занятие изберет себе Кришна,* (эта) дочь Друпады?* Ведь она ничего не умеет делать того, что делают другие женщины. Нежная и юная, она снискала себе славу как царевна; верная своим супругам и высокодобродетельная, как она будет жить это время? Венки и благовония, украшения и различные наряды — ведь только это и знает прекрасная с самого своего рождения.

Драупади  сказала:
Есть в мире беззащитные женщины-сайрандхри,* поступающие в услужение к другим, о потомок Бхараты! Однако другие  женщины не идут на это, как считают люди. Я буду жить это время, выдавая себя за прислужницу-сайрандхри, искусную в уходе за волосами, скрываясь (от людей). (Это мой ответ на то), о чем ты спрашиваешь меня. Я пойду (в услужение) к Судешне,* прославленной супруге царя. Взяв меня к себе, она будет оберегать меня. И не следует так печалиться!

Юдхиштхира сказал:
Ты говоришь прекрасно, о Кришна, как и должна говорить (женщина), родившаяся в знатном роду. Ты не ведаешь греха, достойно соблюдая обет добродетельной жены.

Так гласит глава третья в  Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 4

Юдхиштхира сказал:
Вами уже перечислены те обязанности, какие каждый из нас будет исполнять. И, по  здравом размышлении, мне они также нравятся. Пусть же ваш домашний жрец* вместе с поварами и надзирающими за домашним хозяйством охраняют наши священные огни во дворце Друпады. А эти (наши спутники) во главе с Индрасеной* пусть быстро отправляются в Дваравати* с пустыми колесницами — такова моя воля. А женщины эти — все прислужницы Драупади — пусть вместе с поварами и смотрящими за домашним хозяйством уезжают к панчалам. И все они должны говорить: «О пандавах ничего не известно, ибо все они, покинув нас, ушли с (озера) Двайтаваны».*

Дхаумья* сказал:
Друзья из расположения могут говорить даже о том, что всем уже известно. Поэтому я скажу кое о чем. Внемлите же! Я говорю, о царевичи, о вашей предстоящей жизни у царя: как не оплошать, оказавшись в кругу  царской семьи и исполняя обязанности слуги. Трудно будет (вам), о кауравьи,* прожить в царском дворце год и (остаться)  неузнанными  теми, кто старается (вас) узнать, и (в то же время быть) лишенными почестей,  хотя сами и вполне заслуживаете их. Следует входить в ворота (дворца), лишь получив дозволение войти, ибо не следует полагаться (на расположение) царей. Не следует занимать место, которое пожелал бы занять другой. Не следует садиться ни в повозку (царя), ни на ложе, ни на сидение (его), ни на слона или колесницу - лишь тот, (кто так поступает), может жить в царском дворце. Кто никогда не садится там, где его появление может вызвать тревогу у злонамеренных, только тот и может жить в царском дворце. И никогда не следует давать советов царю, если он не спрашивает об этом, а следует сидеть около него в молчании, оказывая ему почести в положенное время. Ибо цари осуждают людей, говорящих неправду, и презирают также лживых советников. Мудрый никогда не должен заводить дружбы с женами тех, кто проживает в царском тереме, ни с теми, кого ненавидит (царь) и кто недоброжелателен к нему. Пусть только с ведома царя исполняет для него даже самые ничтожные поручения. И когда он будет так вести себя с царем, то никогда не приключится с ним беды.
Царю следует прислуживать с усердием, словно Агни или (другому) богу, ибо, если кто будет служить ему нерадиво, он, наверное, уничтожит его. И что будет указано государем, тому только пусть он следует и пусть не допускает небрежность, непочтительность и гнев. При обсуждении всяких дел следует докладывать и полезные, и приятные, но о полезном следует говорить ему, даже если это и неприятно. Следует относиться благожелательно к нему во всех его делах и разговорах и не следует упоминать в беседе того, что может быть неприятным и вредным ему. Всегда думая: «Я не мил ему», — пусть служит ему мудрый; внимательный и старательный, пусть делает то, что полезно и приятно ему. Кто не предается (тем занятиям), которые царю нежелательны, кто не общается с (людьми), враждебными ему, кто не отступает от своего места, тот только и может жить в царских покоях. Умудренный должен сидеть с правой или с левой стороны (царя), ибо место позади него предназначается для вооруженных телохранителей, а почетное место впереди всегда запрещено (занимать). И не следует болтать ни о чем, что узнаешь при свидании (с царем), ибо даже у простых людей это считается большой оплошностью. Не следует разглашать людям ошибочно сказанное царем и не следует также говорить о том лице, которое цари осуждают.
Никто не должен кичиться, думая о себе «я герой» или же «я умник»; только делая приятное царю, он становится любимцем его и наслаждается счастьем. Достигнув величия, столь трудно достижимого, и пользуясь любезностью царя, пусть он будет внимателен ко всему тому, что приятно и полезно царю. Кто, будучи чтим мудрыми, может даже в мыслях пожелать зла тому, чей гнев может нанести большой вред, а милость дарует большую награду? Пусть он (перед царем) никогда не кривит губ и не бросается словами, и пусть чихает, испускает ветры и плюется всегда только потихоньку. Даже когда перед ним окажется что-нибудь смешное, он не должен чрезмерно восхищаться или же смеяться, как безумный. Он не должен вести себя чересчур смело, ибо он может так совсем возгордиться. И пусть он скромно улыбается, показывая этим свою заинтересованность. Кто при получении (щедрот) не выказывает радости, а будучи лишен царского расположения, не печалится и никогда не увлекается, только тот и может жить в царском дворце. Ученый, который, став придворным, постоянно ублажает царя или царевича, долго пребывает в благоденствии. Придворный, пользующийся расположением  (царя), который, будучи  лишен его по (различным) причинам, не досаждает царю, вновь обретает его благосклонность. Тот, кто служит царю или живет в его владениях, пусть, если он прозорлив, восхваляет в глаза и за глаза его достоинства. Ибо придворный, который стремится насильно подчинить царя своей воле (для достижения своих целей), не может долго оставаться на своем посту и подвергнется опасности, угрожающей его жизни.
Ради собственного блага пусть он никогда не совещается с царем о (делах), касающихся другого, и пусть никогда не выделяется перед царем на полях сражений. Кто всегда бодр, силен, храбр и неотступно следует (за своим повелителем), как тень, правдоречив, мягок и обуздан (в своих чувствах), тот только и  достоин жить в царских покоях. Кто сам выступает вперед, когда посылают (с поручением) другого, и заявляет: «Пусть это сделаю я!», — только тот и достоин жить в царском дворце. Кто, в жару или в холод, ночью или днем получив приказ, (выполняет его) без колебаний, только тот и достоин жить в царском жилище. Кто, находясь вне дома, не вспоминает о своих близких и, преодолевая тяжкие испытания, добивается счастья, только тот и достоин жить в царском жилище. Он не должен облачаться в одежды, одинаковые с (царскими), не должен смеяться громко в присутствии царя и не должен давать противоречивых советов — только так он может быть угоден царю. Когда ему поручат что-нибудь выполнить, пусть он не польстится никаким богатством; ибо, беря (в награду) ценности, он может обрести оковы или собственную гибель. Пусть он постоянно пользуется колесницей, одеждой, украшениями и всем прочим, что (царь) предоставляет, — только так он может быть еще более угоден царю. Готовы вы провести этот год, поступая таким образом, о сыны мои? А затем, обретя (вновь) свое царство, вы будете жить, как сами желаете.

Юдхиштхира сказал:
Ты наставил нас — благо тебе за это! Никто не мог бы сказать так,  кроме матери Кунти и многоумного Видуры.* Благоволи же сделать теперь все, что необходимо нам для преодоления этого бедствия, для отправления (нашего) в путь и для (нашей) победы.

Вайшампаяна сказал:
И, услышав сказанное царем, Дхаумья, лучший из дваждырожденных*,  свершил тогда, по установленным правилам, все,  что предписывается при отправлении в путь. И зажегши священные огни, он свершил  возлияние, сопровождая его заклинаниями, ради достижения (пандавами) преуспеяния и (всяческих) успехов и  покорения всей земли. И обойдя слева направо* вокруг священного огня, а также вокруг брахманов, богатых подвижничеством, и поместив впереди себя Яджнясени*, все шестеро  затем отправились в путь.

Так гласит глава четвертая в Виратапарве великой Махабхараты. 

 

Глава 5

Вайшампаяна сказал:
Опоясавшись мечами, о сын мой, нагруженные (другим) оружием и колчанами, с кожаными напальчниками, (предохраняющими от удара тетивы), надетыми на левой руке, те герои направились в сторону (реки) Калинди.* Затем те стрелки из лука пришли пешком к южному берегу (той реки), находя убежище в неприступных горах и лесах. Стреляя лесную дичь, могучие лучники, наделенные великой силой, (прошли) через (страны) якрилломов* и шурасенов, (оставив) позади налево дашарнов и направо — панчалов. Выдавая себя за охотников, пандавы вступили из леса в пределы (царства) Матсьи*. И когда они достигли той страны, Кришна сказала царю (Юдхиштхире): «Посмотри, тут виднеются пешеходные тропы и разнообразные поля. Очевидно, столица Вираты еще далеко отсюда. Проведём здесь остальную часть ночи, ибо сильна моя усталость».

Юдхиштхира сказал:
О Дхананджая, подними царевну* Панчалы и неси ее, о потомок Бхараты! Как только мы выберемся из этого леса, мы сможем поселиться в столице.

Вайшампаяна сказал:
Подобно вожаку слонов, Арджуна быстро поднял Драупади и, достигнув окраины города, опустил ее (на землю). И когда все достигли города, сын Кунти (Юдхиштхира) сказал Арджуне: «Где мы должны положить наше оружие, перед тем как нам войти в город? Если мы, о сын мой, войдем в город с оружием, мы вызовем страх у его жителей — в этом нет сомнения. Если хоть один из нас будет узнан, тогда нам снова придется удалиться в лес на двенадцать лет, ибо таков (был) наш уговор».

Арджуна сказал:
Вот, о владыка людей, на возвышенности, вблизи места сожжения трупов, — огромное, густолиственное дерево шами,* раскинувшее свои гигантские ветви, неприступное. И также нет здесь никого из людей, о царь! Ибо растет оно в стороне от дороги, в лесу, кишащем зверями и змеями. Спрятав на том (дереве) оружие, мы отправимся в город. И мы будем жить там в полное свое удовольствие, о потомок Бхараты!

Вайшампаяна сказал:
Сказав так царю Юдхиштхире справедливому, он приготовился положить (туда) оружие, о бык из рода Бхараты! И потомок Куру, Арджуна, распустил тетиву на своем громадном луке гандива, громко звенящем, сокрушающем полчища врагов и охраняющем безопасность живущих, при помощи которого он на одной-единственной колеснице победил богов, людей и змей (нагов) и покорил обширные страны. А смиритель врагов Юдхиштхира отпустил нетленную тетиву того лука, которым он, герой, охранял Курукшетру.* А могучий Бхимасена * распустил узел тетивы того лука, с помощью которого он победил в сражении панчалов и одолел властителя Синдху,* о безупречный, а при покорении мира один отражал многочисленных врагов; услышав звук его (лука), напоминающий раскаты грома или грохот раскалывающейся горы, враги разбегались с поля битвы. А герой, неистовый в битве (Накула*), отпустил тетиву своего лука, с которым пандава покорил западные страны. А доблестный Сахадева распустил тетиву того лука, с которым благородный герой покорил южные страны. Вместе с луками они положили также длинные, покрытые маслом (от ржавчины) мечи, драгоценные колчаны и стрелы, острые, как бритва.
Взобравшись, на то (дерево), Накула сам положил туда луки, в те места, которые показались ему наиболее прочными с виду и где, на его взгляд, не будет попадать вода от дождя, туда он крепко и привязал их. И пандавы повесили там мертвое тело, полагая, что люди, почуяв смердящий запах, скажут: «Здесь висит труп» — и будут еще издали избегать это дерево шами. «Это наша стовосьмидесятилетняя мать висит на этом дереве - таков обычай рода, соблюдаемый предками». Так говорили и объясняли (это) те усмирители врагов, отвечая (всем) вплоть до пастухов и овчаров. И тогда партхи,* сокрушители врагов, подошли к городу. (Себе и всем) им Юдхиштхира дал тайные имена: «Джая, Джаянта, Виджая, Джаятсена и Джаядбала».* Затем они вошли в великий город, намереваясь прожить тринадцатый год в (том) царстве неузнанными, как было ими обещано.

Так гласит глава пятая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 6

Вайшампаяна сказал:
И  укрыв под своим платьем  золотые   игральные кости,  отделанные камнем ваидурья, и держа их под мышкой, доблестный царь Юдхиштхира, умножающий род кауравов, величественный и чтимый царями людей, неприступный, будто страшно ядовитый змей, тот бык среди мужей, обладающий великой силою и красотой, величественной осанкой подобный бессмертному, но (теперь) напоминающий солнце, окутанное сетью густых облаков, или огонь, сокрытый пеплом, явился первым, достославный повелитель людей, к прославленному владыке страны — Вирате, восседавшему в зале собрания. При виде пандавы, явившегося подобно месяцу, скрытому облаками, царь Вирата стал спрашивать советников и дваждырожденных, восседавших  в  собрании  совместно с возницами, а также вайшьев:* «Кто это? Он впервые явился сюда и так взирает на собрание! Он не может быть дваждырожденным, это лучший из мужей или владыка земли* — так мне думается. И нет у него ни раба, ни колесницы, ни серег, но вблизи он сияет, как сам Индра. И знаки на его теле указывают на то, что над его головой был совершен обряд окропления.* Именно таково мое предположение. Он направляется ко мне без всяких колебаний, подобно тому как возбужденный от течки слон приближается к лотосовому пруду».    
И меж тем как Вирата размышлял так, Юдхиштхира, тот бык среди мужей, подойдя к нему, сказал: «О государь, знай, что я дваждырожденный, который лишился всего своего состояния и пришел сюда ради получения средств к жизни. Я хочу жить здесь подле тебя, о безупречный, поступая так, как (мне) заблагорассудится, о владыка!» Вслед за этим молвил ему обрадованный царь: «Привет тебе! Выбирай себе (занятие). Из расположения к тебе, о сын мой, я спрашиваю тебя, из владений какого царя ты явился сюда? Назови по правде род,  а также имя свое и каким искусством ты владеешь в совершенстве».

Юдхиштхира сказал:
Некогда я был другом Юдхиштхиры. Кроме того, я брахман, принадлежащий к роду Вайягхрападья.* Я игрок, опытный в метании костей (на игорном поле). Я известен по имени Канка, о Вирата!

Вирата сказал:
Я даю тебе любой дар, какой ты желаешь. Управляй матсьями, ибо я доверяюсь твоей воле. Ведь мне всегда приятны ловкие игроки,  ты же,  о подобный богам, заслуживаешь царства.

Юдхиштхира сказал:
Не следует, о владыка народов, доверительно обсуждать с низшими людьми высокое (искусство игры в кости). И пусть никто, побеждённый мною (в игре), никогда не отстаивает (проигранного) богатства. Пусть это и будет дар для меня по твоей милости.

Вирата сказал:                                                                                                                          
Я убью и неприкосновенного, если он причинит тебе зло, а дваждырожденных, (если они будут повинны в этом), я изгоню из своих владений. Да услышат меня собравшиеся здесь подданные: Канка такой же властитель в этой стране, как и я сам. Ты, (о Канка), будешь моим другом, будешь разъезжать на одинаковой с моею колеснице, у тебя будет множество одежд и всякие яства и напитки. Ты должен будешь всегда наблюдать за (всем, что происходит) внутри и вне. И для тебя (все), двери здесь открыты. А если к тебе станут обращаться люди, страдающие из-за отсутствия средств к существованию, ты должен всегда доводить до моего ведома их слова. И я обязательно дам им все, (что им нужно). И не будет у тебя страха в моем присутствии.

Вайшампаяна сказал:
Так, получив дары и достигнув согласия с царем Виратой, тот герой, бык среди мужей, стал жить счастливо, окруженный высоким почетом. И никто не мог распознать (его) при том образе жизни.

Так гласит глава шестая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 7  

Вайшампаяна сказал:
Затем другой пандава (Бхимасена), обладающий страшною силой, блистая красотой, подошел (к царю) игривой походкой льва, держа в руке ковш и ложку и извлеченный из ножен меч с темно-синим лезвием и без изъяна. В облике повара, озаряя ослепительным блеском (все вокруг), как солнце — этот мир, в черной одежде, одаренный силою царя слонов, он, приблизившись к царю матсьев, остановился перед ним. При виде его царь, пытаясь узнать о пришедшем, сказал тогда собравшимся там подданным: «Кто же этот юноша, бык среди людей, который явился сюда, с плечами крутыми, как у льва, необычайно прекрасный? Этот человек, никогда не виданный (нами) ранее, подобен солнцу! Напрягая разум, я не могу постигнуть его полностью, и даже по глубокому размышлению я не могу разгадать намерения этого мужа, быка среди людей». Тогда, подойдя к Вирате, пандава, печальный видом, но великий духом, сказал такое слово: «Я повар Баллава, о владыка людей! Прими меня к себе — я первейший в искусстве приготовлять приправы».

Вирата сказал:
Я не верю, о горделивый, что поварское искусство — твое занятие, ибо ты выглядишь, как сам Тысячеглазый. И по величию, красоте и мужеству ты, о сын, кажешься здесь высочайшим среди мужей.

Бхима сказал:
О владыка людей, я твой повар и слуга. Прежде всего я знаю (толк в приготовлении) необыкновенных соусов, которые, о царь, в былые дни всегда отведывал даже царь Юдхиштхира. Кроме того, нет равного мне по силе, и я также искусен в борьбе, о царь! Встречаясь один на один со слонами и львами, я всегда буду доставлять тебе удовольствие, о безупречный!

Вирата сказал:
Я даю тебе такой дар: ты так и будешь готовить на кухне, ибо ты говоришь, что искусен в этом. Однако я не считаю, что такое занятие достойно тебя. Ты заслуживаешь того, (чтобы править) всей землею, окруженной морями. Но раз таково твое желание, пусть так оно и будет. Будь главным надзирающим над моей кухней. А над теми людьми, которые раньше (тебя) были определены туда мною, будь главным по моему назначению.

Вайшампаяна сказал:
Так назначенный на кухню, Бхима сделался любимцем царя Вираты. И он жил там, о царь, и ни один человек и никто из слуг (царя) не узнал его.                                                                          

Так гласит глава седьмая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 8

Вайшампаяна сказал:
Тогда, связав свои черные, мягкие, тонкие и безупречные волосы с вьющимися локонами в одну тугую косу, темноокая и нежно улыбающаяся (Драупади) перебросила ее через правое плечо и скрыла (под своим платьем). Надев единственное черное, очень грязное, хотя и дорогое, платье и приняв облик прислужницы-сайрандхри, бродила Кришна повсюду, словно потерянная. Увидев ее, блуждающую, мужчины и женщины подбежали к ней и спросили ее: «Кто ты и что ты намереваешься делать?». Она им сказала, о царь царей: «Я прислужница-сайрандхри. Я пришла сюда, ибо я хочу выполнять работу у того, кто меня захочет содержать». Но из-за ее красоты, платья и нежного голоса они не поверили, что она служанка, пришедшая в поисках пропитания. А (в это время) Кайкейи,* высокочтимая супруга Вираты, выглядывавшая из дворца, увидела дочь Друпады. Видя ее в таком облике, беззащитную, в одном платье, она, позвав ее, сказала: «О прелестная, кто ты и что ты намереваешься делать?». Драупади ей молвила, о царь царей: «Я прислужница-сайрандхри. Я пришла сюда, ибо я хочу выполнять работу у того, кто меня захочет содержать».

Судешна сказала:
Те, кем ты себя называешь, никогда не обладают такой внешностью, о прекрасная! Ибо (такие, как ты), сами распоряжаются множеством подобных служанок и слуг. У тебя лодыжки невыпирающие, бедра соприкасаются, (слова, ум и пуп) — все три глубоки, (нос, глаза, уши, ногти, грудь и шея) — все шесть выдающиеся, (подошвы ног и ладони рук, внешние уголки глаз, губы, язык и ногти) — все пять заметных (мест у тебя) румяны, ты говоришь нежным голосом, (напоминающим клекот) лебедя; у тебя красивые волосы и высокая грудь, у тебя смуглая кожа, а бедра и груди у тебя округлые; наделенная всеми теми достоинствами, ты подобна кашмирской кобылице. У тебя красиво загнутые ресницы и прекрасные глаза, губы твои алые, как (спелый плод) бимба, у тебя тонкая талия, а шея подобна раковине,* твои вены едва заметны, а лик твой напоминает полную луну. Скажи, кто ты, ибо никак ты, о прелестная, не можешь быть рабыней! Якши* ты иль богиня, гандхарви * или же апсара?* Аламбуса ты иль Мишракеши, Пундарика или Малини? * Ты супруга Индры или Варуны? * Или же ты супруга Тваштри*, Дхатри или Праджапати? Кто ты, о прелестная, из всех этих известных богинь?

Драупади сказала:
Я не богиня, не гандхарви, не асури* и не ракшаси,* но я служанка-сайрандхри — говорю тебе правду. Я умею причесывать волосы, хорошо приготовлять благовония, а также могу плести разноцветные венки красоты необычайной. Я (прежде) ухаживала за Сатьябхамой, любимой супругой Кришны,* а также за Кришною, супругой пандавов, несравненной красавицей кауравов. И вот я странствую повсюду в поисках (такого занятия, чтобы я могла жить) в полном благополучии. И пока не получу себе нужных нарядов, до тех пор я буду всегда находиться здесь. И царица та (Драупади) сама называла меня именем Малини («Вязальщица венков»). Так я пришла, о царица Судешна, в твое жилище.

Судешна сказала:
Я буду тебя носить на руках, если, конечно, не усомнюсь, что царь сам привязался к тебе всем сердцем своим. Посмотри, придворные женщины и служанки в моих чертогах не отрывают от тебя глаз. Кого из мужчин ты не сведешь с ума? Посмотри на деревья, которые растут в моем дворце: кажется, даже они приветствуют тебя! Кого же из мужчин ты не сведешь с ума? Царь Вирата, о прекраснобедрая, увидев неземную красоту твою, покинет меня, о красивобедрая, и отдастся тебе всей душою. Ведь на кого из мужчин ты, о безупречно сложенная, ни взглянула бы пристально, о длинноокая, он попадет во власть любви. И тот мужчина, который будет постоянно смотреть на тебя, о дева со светлой улыбкой и с телом во всем безупречным, тот непременно попадет во власть Бестелесного* (бога любви). Как среди крабов самка приемлет вместе с зародышем свою смерть, таким же (роковым), я полагаю, (может явиться для меня) житье твое здесь, о дева со светлой улыбкой!

Драупади сказала:
Мною не может овладеть ни Вирата и никто другой. У меня пятеро мужей-гандхарвов, о прекрасная, сыновья некоего царя гандхарвов,* одаренного великою силой. И они постоянно охраняют меня. Таким образом, мне нельзя причинить зла. Мои мужья-гандхарвы будут довольны таким моим житьем (у вас), если меня не будут кормить объедками и не будут заставлять обмывать (кому-нибудь) ноги. Если же какой-нибудь мужчина возжелает меня, как других простых женщин, то он в ту же ночь войдет в другое тело* (отправится в мир иной). И не могу я быть никем уведена, о красавица, ибо те мои гандхарвы все тяжелого нрава и могучей силы.

Судешна сказала:
Я поселю тебя так, как ты желаешь, о радующая (сердце)! И ты никогда не будешь прикасаться ни к ногам (других людей), ни к остаткам пищи.

Вайшампаяна сказал:
Так Кришна была успокоена супругою Вираты. И никто другой не опознал ее там, (кем она была) в действительности, о Джанамеджая!

Так гласит глава восьмая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 9

Вайшампаяна сказал:
И Сахадева тоже, облачившись в несравненный пастуший наряд и пользуясь речью пастухов, пришел тогда к Вирате. Увидев пришедшего, того быка среди мужей, лучезарного, царь приблизился к потомку рода Куру и спросил его: «Чей ты (будешь)? И откуда ты? И что, о сын мой, намереваешься делать? Ведь раньше я не видел тебя. Скажи мне правду, о бык среди мужей!».
Представ перед царем, тот мучитель врагов сказал тогда голосом могуче-раскатным, как гром из грозового облака: «Я вайшья по имени Ариштанеми. Я был смотрителем стад у (пандавов), быков из рода Куру. Я хочу жить при тебе, о лучший из людей, ибо я не ведаю, (где теперь) партхи, те львы среди царей. Я не могу существовать, занимаясь чем-либо другим, и я не хочу служить никакому другому из царей, кроме тебя».

Вирата сказал:
Ты либо брахман, либо кшатрий. Ты видом напоминаешь владыку (всей земли), окруженной морями. Скажи мне правду, о сокрушитель врагов! Ведь занятие вайшьи не подходит для тебя. Из владений какого царя ты явился сюда? И каким искусством ты владеешь в совершенстве? Как ты будешь у нас жить все время? И скажи, какую плату нужно положить для тебя?

Сахадева сказал:
Среди пятерых сыновей Панду царь Юдхиштхира — старший. У него было (много) видов скота: одни численностью в тысячу и восемь сотен, другие в сто сотен, иные дважды по десять тысяч и еще другие в таком же количестве. Я присматривал за его скотом, и меня знали под именем Тантипала. Все, что где-либо касается численности (скота) в прошлом, настоящем и будущем, — в том нет ничего для меня неизвестного на десять йоджан* вокруг. Ведь мои достоинства были хорошо известны тому благородному (сыну Панду). И тот царь кауравов Юдхиштхира был мною доволен. А чтобы коровы могли быстро размножаться и чтобы не было у них никаких болезней, для этого мне известны различные средства. И еще я сведущ в таких искусствах: я умею также различать быков, о царь, имеющих благоприятные признаки, чтимые (людьми), — понюхав их мочу, даже бесплодная корова (равно как и женщина) способна зачать.

Вирата сказал:
(У меня) есть сто тысяч голов (скота), собранного вместе. Его следует и распределить по достоинствам отдельно по каждой масти. Я передаю на твое попечение весь этот скот вместе с его стражами. (Отныне) мой скот будет находиться под твоей опекой.

Вайшампаяна сказал:
Так тот владыка людей, неузнанный царем, о властитель народов, стал жить там счастливо. И никто другой не опознал его. И дал ему (царь) содержание, какое тот пожелал.

Так гласит глава девятая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 10

Вайшампаяна сказал:
Затем у ворот крепостного вала появился другой муж (Арджуна), высокого роста, красоты необычайной, в женских украшениях, с удлиненными серьгами и красивыми браслетами-раковинами, покрытыми золотом. Распустив длинные и густые волосы, он, могучерукий, наделенный отвагой возбужденного слона, своею поступью сотрясая землю, приблизился тогда к Вирате в зале собрания. При виде того сокрушителя врагов, вошедшего в зал собрания, скрывшегося под чужой внешностью, блистающего красотою необычайной, сына великого Индры, с поступью царя слонов, царь спросил всех своих приближенных: «Откуда он пришел? О нем я никогда прежде не слышал». И люди (его) сказали тогда, что он им неизвестен. И царь с изумлением промолвил такие слова: «Ты муж, одаренный всеми (достоинствами) и очаровательный; смуглый и юный, ты напоминаешь вожака стада слонов. Хотя ты и носишь красивые браслеты-раковины, покрытые золотом, и серьги, отрастил себе косу, ты все же выглядишь по-иному — стрелком из лука, облаченным в панцирь, со стрелами, с красивыми волосами и вьющейся прядью на макушке. Тебе подобает мчаться вихрем, поднявшись на колесницу. Будь равным моим сыновьям или же равным мне! Ведь я уже стар и желаю освободиться от бремени (управления царством). Так управляй же смело всеми матсьями. Подобные тебе никогда не бывают среднего пола — таково мое мнение».

Арджуна сказал:
Я пою, танцую и играю на музыкальных инструментах. Я опытен в плясках и искусен в пении. Определи меня сам к (царевне) Уттаре. Я буду учителем танцев у царевны, о владыка людей! А что до моего происхождения (занятия и рода деятельности), то какой же смысл рассказывать о нем, это только еще больше увеличило бы мою печаль. Узнай же во мне, о владыка людей, Бриханнаду, сына или дочь, лишившихся отца и матери.

Вирата сказал:
Я даю тебе дар, о Бриханнада! Обучай пляскам дочь мою и тех, кто подобен ей. Но мне кажется, что это занятие не достойно тебя. Ты заслуживаешь (владычества) над всей землею, окруженной морями.

Вайшампаяна сказал:
Испытав Бриханнаду в плясках, в музыке и (других) искусствах, а также узнав о постоянном его мужском бессилии, царь матсьев тогда отправил его в девичий терем. И тот могучий Дхананджая стал обучать пению и музыке дочь Вираты и ее подруг, а также прислужниц. И стал им мил тот пандава. Так жил под чужим именем смиривший себя Дхананджая, разделяя с ними их забавы. И предающегося такому (занятию), не узнавали его люди, ни те, что находились внутри (дворца), ни жившие вне (его).

Так гласит глава десятая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 11

Вайшампаяна сказал:
Затем, когда царь Вирата осматривал коней появился другой могучий сын Панду (Накула). Когда он приближался, простые люди смотрели на него, словно это был диск солнца, выглянувший из-за туч. И он стал рассматривать носившихся повсюду коней. И когда он рассматривал их, его увидел царь матсьев. Тогда тот сокрушитель врагов сказал своим спутникам: «Откуда идет этот человек, подобный бессмертным? Он внимательно разглядывает моих коней. Несомненно, он должен быть искусным знатоком лошадей. Пусть его быстро приведут ко мне. Он ведь герой и выглядит так, как бессмертный!». И тот губитель врагов, подойдя к царю, промолвил: «Победа тебе, о государь, и да будет тебе благо! Я всегда почитался, о царь, искусным (знатоком) коней. Я буду твоим опытным возницей».

Вирата сказал:
Я дам тебе колесницы, богатство и жилище. Ты должен быть моим возницей. Но скажи (сначала), откуда ты, чей ты и как ты сюда попал и каким искусством ты владеешь?

Накула сказал:
Среди пятерых сыновей Панду старшим является царь Юдхиштхира. Им раньше я был назначен (смотреть) за лошадьми, о сокрушитель врагов! Я хорошо знаю нрав коней и искусство их укрощения, (я знаю) также меры обуздания норовистых (коней) и все способы их врачевания. Не может быть у меня никогда упряжных животных, пугливых и болезненных, не бывает у меня норовистой кобылы, а тем более коней. Люди называют меня именем Грантхика, точно также (называл) и тот сын Панду, Юдхиштхира.

Вирата сказал:
Все кони и упряжные животные, какие есть у меня, пусть отныне же будут под твоей опекой. И все мои конюшие и возницы пусть будут подчинены тебе. Если это нравится тебе, о богоподобный, то скажи, какую бы ты желал получить награду? Однако занятие лошадьми недостойно тебя. Ты ведь выглядишь, как царь, и я высоко ценю тебя. Ведь этот твой вид, о усладительный взорам, столь же (приятен) для меня, как (приятно) созерцать самого Юдхиштхиру. Как же тот безупречный сын Панду живет и услаждается в лесу, лишенный слуг?

Вайшампаяна сказал:
Так тот юноша, подобный первейшему из гандхарвов, был принят с почетом восхищенным царем Виратой. И никто никогда не узнал его, когда он жил внутри (дворца) и вел себя так, чтобы быть милым и приятным (для всех). Так, верные своим обещаниям, и жили у царя матсьев пандавы, чей один даже вид не мог быть незамеченным. И те владыки земли, опоясанной морями, проводили время, оставаясь неузнанными, всегда бдительные, хотя и испытывали чрезмерные страдания.

Так гласит глава одиннадцатая в Виратапарве великой Махабхараты.

 

Глава 12

Джанамеджая сказал:
С тех пор как пандавы, исполненные мужества, жили так в городе царя матсьев, что там делали они, о дваждырожденный?

Вайшампаяна сказал:
Так те потомки Куру жили там под чужими именами. Слушай о том, что делали они, чтобы расположить к себе царя. Юдхиштхира как придворный стал любимцем приближенных (царя), а также самого Вираты вместе с его сыновьями (Шанкхой и Уттарой), о владыка народов! Ибо тот пандава, знающий тайну игральных костей, заставлял их играть в кости по своему желанию, (принуждая этим сидеть их вместе), как птиц, связанных нитями. И выигрывая у Вираты несметное богатство, царь справедливости, тот тигр среди людей, раздавал его своим братьям по их заслугам. Бхимасена же продавал мясо и различные яства, отданные ему царем. А Арджуна, продавая поношенные одежды, получаемые им во внутренних покоях дворца, передавал (выручку) всем пандавам. Также и Сахадева, сын Панду, скрываясь под видом пастуха, давал пандавам простоквашу, молоко и топленое масло. Также и Накула, получая щедрую плату за уход за лошадьми, которым был доволен тот владыка людей (Вирата), отдавал ее пандавам. А прекрасная Кришна, хотя сама заслуживала жалости, присматривая за всеми братьями, вела себя так, чтобы остаться неузнанной. Так, оказывая поддержку друг другу и заботясь о Кришне, те могучие воины на колесницах жили там, скрываясь (от других), о владыка людей!
И вот на четвертый месяц, (как они жили так), там произошло пышное великое празднество в честь Брахмы,* которое свято чтилось среди людей страны матсьев. И туда со всех сторон стекались, о царь, тысячами силачи, обладающие мощными телами и могучей силой, словно асуры «Калакханджи».* Исполненные мужества и гордые своей силой, они были с почетом приняты царем. С плечами, торсом и шеей, как у льва, чистые (телом) и спокойные духом, они не раз достигали успеха на арене в присутствии царей. Среди них один был огромного роста, и он вызывал других борцов (вступить с ним в единоборство), но никто не (осмеливался) подойти к нему, возвышавшемуся на арене. И когда все те борцы (стояли) удрученные и подавленные, царь матсьев заставил того борца сразиться с поваром (Бхимой). И понуждаемый (царем), Бхима тогда решился на это неохотно, ибо не мог он открыто ослушаться повелителя людей. И тот тигр среди мужей, ступая с беспечной небрежностью тигра, вышел на обширную арену, к великой радости Вираты. И вот сын Кунти завязал пояс, приводя в восторг (собравшихся) там людей. И вызвал тогда Бхима того борца, видом подобного Вритре. Оба они отличались великой отвагой, оба были одарены страшною силой, словно это были два шестидесятилетних слона, возбужденных  (течкой)  и огромных телом. И схватив хвастливого силача обеими руками, Бхима, губитель врагов, с громким криком поволок его, как тигр тащит слона. И подняв его (над землей), могучерукий герой стал вертеть его (в воздухе). Тогда борцы и матсьи, (собравшиеся там), пришли в крайнее изумление. И покружив силача сто раз, могучерукий Врикодара ударил его, безжизненного и лишившегося сознания, оземь.
Когда был убит тот известный всему миру силач Джимута, Вирата вместе с родственниками исполнился великой радости. И на радостях благородный царь даровал Баллаве (тут же) на обширной арене так много богатства, сколько (раздавал сам) Вайшравана.* Так убивая многочисленных борцов и (других) людей, наделенных великой силой, он доставлял царю матсьев большое удовольствие. И когда не находилось там ни одного человека, равного ему, тогда (царь) заставлял его сражаться с тиграми, львами и даже со слонами. Кроме того, Врикодара был принуждаем Виратой сражаться с неистовыми и могучими львами во внутренних покоях дворца на потеху женщинам. Бибхатсу, сын Панду, также развлекал Вирату и всех женщин в тереме пением и красивой пляскою. А Накула радовал царя, о лучший из царей, показывая ему хорошо обученных и быстрых коней, повсюду следовавших (за ним). И видя укрощенных быков Сахадевы, о владыка, обрадованный царь даровал ему многочисленные богатства. Так жили там под чужой внешностью (пандавы), те быки среди людей, исполняя свою службу у царя Вираты.

Так гласит глава двенадцатая в Виратапарве великой Махабхараты.

КОНЕЦ  СКАЗАНИЯ  О  ЦАРСТВЕ ВИРАТЫ

 

* — см. глоссарий

Страница 1 2 3 4

Rambler's Top100
  © 2008-2017 Бхаратия.ру
Использование материалов сайта возможно при условии ссылки на него.